Category: общество

Катулл

Новости культуры

Изумительное стихотворение аж 1976 года - а я про него впервые узнала, спасибо rezoner'у.
(Вот вам и все нынешние проблемы, и всё нынешнее потепление...)

Ну, где ж набраться оптимизма?

Евгений Бачурин
(прослушать и скачать МР3 можно здесь: http://www.stihophone.ru/works.php?ID=18626)

Ну, где ж набраться оптимизма,
Когда всего одни штаны,
Здоровья нет, жена капризна,
И ко всему еще нависла
Угроза ядерной войны.
Как разобраться в общей драме,
Чтоб воедино все связать, -
Благие помыслы с делами,
Землетрясенье с выборАми
И с тещей собственную мать.

Везде царит неразбериха,
И смыслам всем наперекор
Культурой ведает ткачиха,
Указы пишет повариха,
И борется за мир майор.

Природа тоже смотрит косо,
И от нее добра не жди:
От зноя гибнут эскимосы,
В Лаосе снежные заносы,
В Сахаре грозы и дожди.

От мыса Горн до Запорожья,
От мухи грешной до слона,
От супертрасс до бездорожья -
На все как будто воля Божья,
А правит миром сатана.

1976
Катулл

Абрам Торпусман о Киевском письме - часть 4

4) Олег Мудрак о Киевском письме
Московский лингвист, специалист по сравнительно-историческому языкознанию, тюрколог и знаток языков Северного Кавказа О. А. Мудрак недавно открыл, что рунические надписи Хазарии на камнях, монетах и памятниках из других материалов – все эти надписи сделаны на старом осетинском языке с отражением характерных черт, присущих современному дигорскому диалекту (языку) [Мудрак, 2017, прим. 39]. Дана фонетическая интерпретация знаков восточноевропейского рунического письма.
Насколько мне известно, открытие не вызвало опровержений. Два квалифицированных специалиста, оппонирующие Мудраку в том же номере «Хазарского альманаха» – лингвист И. И. Пейрос и специалист по тюркской рунике В. В. Тишин, – ограничиваются замечаниями в духе общего скептицизма.
Один из выводов О. А. Мудрака – нееврейская лексика еврейско-хазарских документов может восходить к языкам народов Северного Кавказа. Поддержанный В. Я. Петрухиным, О. А. Мудрак опубликовал в т. 14 «Хазарского альманаха» свое исследование, включающее истолкование ряда лексем из письма царя Иосифа, Кембриджского документа и Киевского письма (главным образом – на основе осетинского материала) – «Заметки по иноязычной лексике хазарско-еврейских документов». Первая глава работы называется «Хазарские личные имена в Киевском письме» [Мудрак, 2016, с. 351–355].
Collapse )
Катулл

Абрам Торпусман о Киевском письме - часть 2

V. НОВОЕ О «КИЕВСКОМ ПИСЬМЕ»
Текст Киевского письма с комментариями В. Я. Петрухина опубликован в хрестоматии «Древняя Русь в свете зарубежных источников», т. ІІІ: «Восточные источники» (М.: Русск. фонд содействия образованию и науке, 2009. С. 174–176).
B 2010-е гг. появились серьезные работы о Киевском письме, предлагающие новые подходы к этому документу. Они заслуживают специального рассмотрения, это: обширная статья историка Константина Цукермана (Париж) [Zuckerman, 2011, p. 7–56], небольшая, но емкая заметка палеографа Семена Якерсона (Санкт-Петербург) [Якерсон, 2003, с. 204–214] и исследования лингвиста Олега Мудрака (Москва), посвященные новому прочтению рунических памятников Евразии [Мудрак, 2016, с. 349–379; 2017, с. 296–416]; одна из глав первой из его статей, по-новому освещающей этимологию нееврейских собственных имен в еврейско-хазарских документах, анализирует Киевское письмо.
Collapse )
Катулл

"Внутренняя эмиграция"

С гостями из Москвы спели мою любимую песню.
Хотя московские гости увидели эту песню впервые в жизни,
и я там с ритма сбиваюсь, и кое-где даже, страшно сказать, фальшивлю,

но все равно я счастлива, что мы это сделали.

https://www.youtube.com/watch?v=E-qzwzV9uNA
Катулл

Изумительный текст

Изумительный текст Геннадия Лебедева (1957-2004).
Программа Коммунистической партии, какой она МОГЛА БЫ БЫТЬ.
http://www.sapov.ru/g_v_lebedev/texts/gvl2003_12_kprf.htm

Цитата:
Защита интересов трудящихся, построение коммунистического общества, в котором каждый человек будет свободен от всех и любых форм эксплуатации, были, есть и остаются главной и единственной целью партии. Свобода, собственность и договорные права трудящихся священны и неприкосновенны. Партия отвергла антинаучную доктрину о вреде частной собственности и благотоворности собственности государственной. Коммунисты нашей страны, все честные коммунисты планеты заплатили очень высокую цену за то, чтобы убедиться: насильственное обобществление собственности (грабеж всеми всех) не приводит к улучшению жизни людей. Используя насилие, невозможно ни построить общество без насилия и эксплуатации, ни приблизиться к нему. Поэтому целью нашей партии и одновременно единственным средством достижения этой цели является борьба со всеми формами эксплуатации, борьба за уменьшение уровня насилия в обществе, в конечном итоге, борьба за полное освобождение человека от грабежа, насилия, эксплуатации и угнетения.

________________

А я тем временем переписываюсь с министерством экологии по поводу того, что мэр Иерусалима сошел с ума и убрал баки для макулатуры, а сама думаю о московских протестах (лучший комментарий оттуда: "Лягушка поняла, что ее сварили!")

И думаю я вот что: я, конечно, из Иерусалима особо не имею права голоса насчет Москвы, но все-таки скажу - а вот если бы миллион народу начали ходить в футболках с надписью, скажем, "Хунту геть?" А при попытках задержания отвечали бы, например, что имеют в виду киевских фашистов. Или даже израильскую военщину, я не против. Футболки при этом совершенно не обязаны быть одинаковыми. Но если их будет наглядно много...
Катулл

Расшифровка интервью

10-минутное интервью о "Синтаксисе личности", взятое Хелен Лимоновой 16 июня 2019 г.:

www.youtube.com/watch


Вы держите в руках книжку. Что это?

Это пока что единственная моя книга, которая никоим образом не является переводом. Эту книгу я написала и очень ею горжусь.


Типология Афанасьева. Это психология какая-то?

Да, это психология. Эта книга посвящена исключительно серьезному открытию в мировой психологии, которое, к сожалению, пока что еще не признано и не изучается в университетах, но я не сомневаюсь, что рано или поздно будет изучаться, и рано или поздно ко всей сегодняшней психологии будут относиться так, как сейчас относятся к доменделеевской химии.


То есть этот ваш Афанасьев – это Менделеев, с вашей точки зрения?

Да, с моей точки зрения, Афанасьев – это Менделеев в психологии.


Кто-нибудь еще тоже так думает?

Да, безусловно. Пожалуйста, могу процитировать несколько отзывов из конца книги.

Давайте.

Алексей Рощин, психолог: «При внешней простоте и, что важно, интуитивной понятности эта типология весьма глубока и, главное, просто просится к расширению на самые разные прикладные области соцнаук – от психотерапии до политологии». Игорь Порецкий, инженер, программист: «Всей душой разделяю сожаления относительно того, что в научном мире книга Афанасьева не привлекла к себе должного внимания». Нелли Воскобойник, медицинский физик: «Для меня это стало открытием. С помощью энтузиастов и адептов типологии я начала понемножку понимать своих близких и самое себя». Тут еще два положительных отзыва, один врача-психиатра, другой бизнесмена... и, наконец, отзыв, который я не могу не процитировать, я считаю, что он тоже очень важен – отзыв женщины, которая пишет книги по соционике: «Это информационная чума, которая просто блокирует способность логически мыслить».


Ужас! (Жестом просит остановиться.)

Нет-нет, еще одна фраза: «Это нельзя читать, потому что это самая чудовищная ересь, которая когда-либо рождалась на Земле, и даже трудно представить, из какой преисподней явилась в наш мир».


Хорошая какая аннотация!

Я считаю, что в качестве...


Да, после этого надо немедленно хватать книгу, прятаться с ней и читать эту чудовищную ересь!

Да!


Какова ваша роль в изложении этой типологии? Он сам ничего не писал?

Он сам написал прекрасную книгу, «Синтаксис любви», которая, безусловно, является прорывом. В ней он записал свое открытие, свои догадки и свои попытки применить эти догадки.


В каком году он ее написал?

Открытие он совершил, насколько я знаю, в 1990 году. Он рассказывал в автобиографии – Александр Юрьевич Афанасьев, давайте полностью упомянем имя первооткрывателя, Александр Юрьевич Афанасьев пишет в своей автобиографии, которую можно найти в интернете, что он в 1991 году в Москве шел во время путча защищать Белый Дом и думал: «Суки, ведь убьют и не дадут книгу дописать!» Но, к счастью, эту книгу он дописал, он не был тогда убит, книга вышла в нескольких изданиях, он ее перерабатывал по мере обдумывания своей системы. Умер он, к сожалению, в 2005 году, я не успела с ним познакомиться. Вся моя полемика с ним, к сожалению, уже посмертная.


Вы уже были в это время знакомы с его теорией?

Нет. Я пишу в своей книге, как я всю жизнь мечтала узнать о том, почему люди разные. Почему одним людям одно легко, а другое трудно, почему мне так легко дается одно и так трудно или никак не дается другое, а кому-то другому наоборот... Я всю жизнь мечтала об этом узнать. Я увидела, что официальная психология не дает на это ответа. Я познакомилась с этой системой, когда мне было сорок лет. К сожалению, Александра Юрьевича уже в это время на свете не было. Я сначала... когда я увидела, что его система действительно объясняет все мои неразрешимые вопросы...


Прямо все?

Практически. Я была... Даже не могу подобрать нужного слова. Пленена? нет...


Шокирована? Потрясена? Возмущена?

Вы знаете, это очень сродни тому ощущению, которое на уроке в школе у меня было после рассказа о том, почему хороша система Менделеева. Но только намного сильнее. Потому что система Менделеева – она все-таки о калии, натрии и прочих прекрасных вещах, о которых я не каждый день думаю. А это – о человеческом поведении, о котором... не знаю, как кому, но лично мне приходится думать каждый день, имея детей, родителей и так далее.


А вот, чтобы не углубляться, но при этом... Мне это очень любопытно, думаю, и нашим слушателям тоже: чем вот эта его...

В чем состоит система?


Да, в чем состоит система, или чем эта типология отличается от тех, которые уже были, Юнга, например...

Сейчас-сейчас... Значит, во-первых, здесь это всё рассказывается.


Да, но вот чуть-чуть, капельку.

Капельку сейчас расскажу. Я только хочу чуть-чуть закончить предыдущую мысль: что вначале я отнеслась к этой книге с полным восторгом, но потом, по мере, так сказать, освоения этой системы – а это занимает время – я увидела, что там, пожалуй, есть что уточнить. И занялась этими уточнениями. И со временем оказалось, что они даже довольно серьезны. Так что, несмотря на то, что лавры первооткрывателя безусловно принадлежат Александру Юрьевичу Афанасьеву, и тут у меня никаких претензий нет, я бы этого никогда не открыла – но мне удалось сделать еще некоторый шаг вперед по сравнению с тем, что написал он.


Стало быть, это не просто пересказ, а некое развитие?

Безусловно, и так же и написано в аннотации: «Эта научно-популярная книга основана на фундаментальном психологическом открытии А.Ю. Афанасьева, но не сводится к его пересказу».


Да, очень здорово.

Значит, сказать в двух словах... Чем она отличается от Юнга – это уже нужна лекция. Но сказать в двух словах, в чем состоит система, я могу. Система заключается в открытии врожденной иерархии четырех аспектов личности: физического, эмоционального, логического и собственно личностного. Всё. Или, вернее, не совсем всё: два из них ищут диалога с окружающими, а два из них не ищут диалога с окружающими, вот теперь всё. Всё остальное – это приложения, развитие, описания...


Здорово. А там есть что-нибудь внутри, опять же в двух словах...

Там есть всё...


Секундочку, вопрос конкретный: что-нибудь связанное с соционикой, например?

Там есть критика соционики.


А! (Смеется.)

Там есть объяснение того, почему соционика на живых людей не ложится. Почему она верна в тех местах, где она совпадает с Афанасьевым, и не верна в тех местах, где она не совпадает с Афанасьевым.


Очень любопытно.

То есть соционика – это была попытка открыть то же самое. Поскольку психотипы – они существуют объективно, это объективная реальность. Это не то, что кому-то показалось, и оно теперь есть. Это так, каждый из нас принадлежит к одному из психотипов...


Ну да, это нам еще Юнг говорил...

Совершенно верно, Юнг-то говорил. Но, как нам сказал Владимир Ильич Ленин, критерий теории – практика. Если вы по описаниям Юнга не можете узнать ни себя, никого из своих знакомых, а только вынуждены верить на слово, что, кажется, оно вот так...


Может быть, я такой оригинальный!

Если есть один оригинальный человек, который не совпадает с теорией, тут уже что-то, возможно... если есть один человек, который не совпадает, другой человек, который не совпадает...[1]


Ну, классно...

Смотрите, я хочу прочитать еще один абзац, который представляется мне чрезвычайно важным. И если вдруг нас услышит кто-нибудь из психиатров, я надеюсь, что мой скорбный труд не пропадет. То есть я, в принципе, и так надеюсь, что мой скорбный труд не пропадет...


Для этого мы с вами тут и собрались. Читайте.

Текст разбит на маленькие главки. Одна главка называется: «О психиатрии, норме и патологии». Эпиграф такой: «Если бы Бог хотел, чтобы я был другим, Он бы создал меня другим». Гёте.

«В бытовом сознании распространено мнение, что есть «нормальные» люди без проблем и комплексов, а есть «закомплексованные» и «психически нездоровые». Открытия Афанасьева показывают, что это не совсем так. Я не отрицаю существование психических болезней, но уверена, что в свете типологии Афанасьева следует пересмотреть всю традиционную психиатрию. Многие черты, до сих пор считавшиеся болезнями и патологиями, являются просто признаками того или иного психотипа и проявляются при дисгармонизации.»

(Внимание!) «Например, истеричность может быть характерна для Первой или Второй Эмоции; избегание взгляда в глаза – для Третьей Воли; садомазохизм и клептомания – для Первой Физики; мания утилизации – для Третьей Физики; чрезмерное многословие – для Третьей Логики; «синдром дефицита внимания» – для Четвертой Логики; паранойя – для Первой и Третьей Воли; меланхолия/депрессия – для Третьей Эмоции и/или Четвертой Физики. «Мания величия» – это обычно просто дисгармонизированная Первая Воля, «комплекс неполноценности» – Четвертая, «биполярное расстройство» – Третья. «Нарциссами» и «психопатами» обычно называют дисгармонизированных людей с Первой Волей либо с Первой Физикой при Третьей Воле... и так далее. Нет единой для всех нормы. Есть 24 нормы, своя для каждого психотипа».

Я считаю, что свой вклад в мировую психиатрию, не говоря о психологии, я внесла.

Здорово. Спасибо.


[1] P.S., «юмор на лестнице»: надо было сразу сказать, что таких оригинальных оказывается подавляющее большинство.
Катулл

Цитата дня

С просторов интернета:
"Книги на русском. Разножопица - и Чехов, и Донцова и Шолом-Алейхем. Самовывозом из Кирьят-Менахем до завтра, завтра все уедет в коробках к русскому магазину.
Часть слегка погрызена собакой".

Просто удивительно, как одним словом можно всё испортить - и Чехова, и благотворительность...

Катулл

Рассказ

С кем поведешься, от того и наберешься. Я написала рассказ :)

Русофоб

Словом «русофобия» некоторые граждане последнее время кидаются направо и налево. Но вообще русофобы звери редкие. Я, например, за всю жизнь (а я уже бабушка) знала только одного.

То был человек, сделавший мне небывалый подарок. Едва ли многим на свете делали такие подарки! Это было в начале нашей израильской жизни, когда мы уехали из России навсегда. Ведь тогда уезжали навсегда, и мы еще не знали, насколько быстро всё изменится. Я счастлива была попасть в Израиль, о чем давно мечтала, и радовалась новым друзьям и новой жизни, но очень тосковала по тем, кто остался в Москве.

Жили мы первое время в маленьком домике в поселке под Иерусалимом. И вот однажды в дверь этого домика постучали. Я открыла. На пороге стоял низенький брюнет средних лет, показавшийся мне некрасивым, но добродушным. Он внимательно посмотрел на меня и спросил, приятно картавя:

– Рохл?

– Йо, – ответила я удивленно.

Это правда, в Москве я так представлялась. После школы я успела несколько месяцев поработать машинисткой в журнале «Советиш геймланд», выучилась вслепую печатать на идиш (и на иврите заодно), и вообще идиш любила. Но он-то откуда это знает?

И тогда гость окончательно сразил меня, торжественно продекламировав:
– Бридерлех, мир зайнен рошес,
      Нит кейн мошл.
      Лейгт нит hарц аф а бакоше
      Нор а роше.
      Вер дерфирт дих биз халошес
      Мит дерэсндике дрошес,
      Из а роше.
      Вер фаргест зайн маме-лошн,
      Из а роше.
("Братцы, все мы злодеи, ей-богу. Кто не обращает внимания на просьбы, тот злодей. Кто своими проповедями доводит тебя до обморока, тот злодей. Кто забывает родной язык, тот злодей.")

Сердце у меня одновременно рухнуло в желудок и улетело в облака. Это было моё стихотворение. Бумажная его запись существовала в единственном экземпляре и была оставлена в Москве – на память друзьям из «Геймланда». Откуда?!...

Гость рассказал, что он родом из СССР, но давно живет в Израиле. Что он журналист, и что его родной язык – идиш, на котором ему почти не с кем говорить. И что он недавно побывал в Москве. И что там ему показали стихотворение одной юной особы, недавно уехавшей в Израиль. Он так впечатлился, что выучил стихотворение наизусть и решил по возвращении разыскать эту особу. Это оказалось нетрудно, так как фамилия у меня нечастая, а репатриантов в 1988 году было совсем немного.

Так мы с А. подружились. Не скажу, чтобы наша дружба была очень уж тесной, но время от времени мы перезванивались, с удовольствием болтали на разные темы, иногда встречались на каких-то симпатичных культурных мероприятиях.

Идиш, правда, я так и не выучила толком и не смогла стать ему достойным собеседником. Что поделаешь, мы общались на русском.

Лишь одна тема, всплывавшая иногда в наших разговорах, меня не радовала.

– Я русофоб, – говорил А. – Я не могу простить русским, что при царе наши девушки должны были получать «желтый билет», чтобы иметь право жить и учиться в Москве. Я не могу простить русским этих желтых билетов.

Я с уважением относилась к А. и его взглядам, но развивать эту тему мне совершенно не хотелось. Я говорила что-то вроде «понимаю» и старалась сменить тему.


В один непрекрасный день в новостях передали, что в России случилась ужасная авария, разбился самолет. Среди пассажиров были дети, и всё это было очень печально. Каково же было мое удивление, когда после этого А. позвонил мне и заявил:

– Как я рад, что у них разбился самолет! Теперь русских на свете стало на двести человек меньше! Желаю им новых аварий! Я не могу простить русским желтых...

Мне стало тошно.

– Вы с ума сошли, – сказала я. – Не звоните мне больше никогда, пожалуйста.


Так и было: больше он никогда мне не звонил.

Примерно год назад он умер. Больше русофобов на свете нет. Или по крайней мере мне о них ничего не известно.

Впрочем, нет. К сожалению, известно. Самый большой русофоб – это, конечно, российская власть: что царская, что советская, что нынешняя, которая, похоже, тоже радуется любому сокращению поголовья людей, говорящих по-русски.

Такими темпами и мы с вами рискуем на старости лет оказаться в ситуации моего бывшего друга – в незавидном положении людей, которым не с кем поговорить на родном языке, ибо он вымер.
Катулл

"ИЗ ПЕСЕН СТРАНЫ ЛЮБВИ МОЕЙ"

Перевод с иврита. Лея Гольдберг,  "Из песен страны любви моей".

Перевод с благодарностью посвящается Геннадию Добрушину, лучшему из Парисов.
(Я вообще не хотела переводить! Мне нравился перевод Юлии Могилевер! Но... пришлось.
Компромат и литературоведческие баталии здесь: https://ottikubo.livejournal.com/108494.html?thread=4651982#t4651982)


Моя милая родина, как ты бедна!
Без короны твой царь, без дома царица.
Лишь неделю в году у тебя весна,
А дождь нескончаемо длится.

Но семь дней в году – чисты небеса,
И семь дней в году сверкает роса,
И розы цветут, и звенят голоса,
И окна спешат открыться.
И все нищие рядом вдоль улиц стоят,
К долгожданному свету повернут их взгляд,
И радостны бледные лица.

Моя милая родина, как ты бедна!
Без короны твой царь, без дома царица.
Всех праздников – лишь неделя одна,
А нужда нескончаемо длится.

Но семь дней в году накрыты столы,
И семь дней в году улыбки светлы,
И все нищие Богу возносят хвалы,
И на всех нарядные платья,
И на сердце у каждого – мир и покой,
И свадьбы играют одну за другой,
И все твои нищие – братья.

Моя родина, бедный мой, горький приют!
Без дома твой царь, без короны царица.
Лишь одни уста о тебе поют,
А весь мир хулит и глумится.

Я одна пойду и с пути не сверну,
В каждый сад, в каждый угол твой загляну,
Каждый камень развалин твоих помяну,
Ибо их забыть я не вправе,
И из края в край, из страны в страну
Я пойду с шарманкой петь песню одну –
О твоей нищете и славе.


.
Катулл

Бабелевская лекция, или Эффект Барнума

Лекция по типологии Афанасьева, прочитанная 15 июня 2017 года в тель-авивском книжном магазине "Бабель".
Collapse )

Кажется, позавчера у меня состоялся разговор по интернету с одним из читателей. Не первый разговор такого рода, и, думаю, не последний. Читатель написал мне: «А докажите, что эта система работает!» Ну, доказательства есть, но этот разговор в Фейсбуке я не стала загромождать доказательствами, а только написала, что доказательства на каждом шагу, их просто надо увидеть, они везде – «Вот, например, в этом нашем с вами разговоре». И тогда собеседник ответил: «А докажите, что здесь не срабатывает эффект...» Не помню точно, поправьте меня, если я ошибаюсь: эффект Бурнама? [Из зала: «Эффект Барнума!»] Спасибо! Он же эффект Форера. Форера я записала, а Барнума не записала. Спасибо.

Так вот, написали мне, докажите, что когда вы говорите «Система работает», не срабатывает эффект Барнума. Я такого никогда не слышала и полезла в Википедию проверять, что такое эффект Барнума. И мне очень понравилось то, что я там нашла. Сейчас я вам это прочитаю, и мы с вами вместе проверим, срабатывает эффект Барнума или не срабатывает.

Это эффект того, что банальные описания, которые подходят к кому угодно, человек склонен принимать радостно и говорить: «Да-да-да, вот это я, я себя узнаю!» Описание, например, вот такое (его предложил психолог Форер в 1949 году). Давайте его приложим к себе:

«Вы очень нуждаетесь в том, чтобы другие люди любили и восхищались вами. Вы довольно самокритичны. У вас есть много скрытых возможностей, которые вы так и не использовали себе во благо. Хотя у вас есть некоторые личные слабости, вы в общем способны их нивелировать. Дисциплинированный и уверенный с виду, на самом деле вы склонны волноваться и чувствовать неуверенность. Временами вас охватывают серьёзные сомнения, приняли ли вы правильное решение или сделали ли правильный поступок. Вы предпочитаете некоторое разнообразие, рамки и ограничения вызывают у вас недовольство. Также вы гордитесь тем, что мыслите независимо; вы не принимаете чужих утверждений на веру без достаточных доказательств. Вы поняли, что быть слишком откровенным с другими людьми — не слишком мудро». Вот тут мое любимое место: «Иногда вы экстравертны, приветливы и общительны, иногда же — интровертны, осторожны и сдержанны». [Смех в зале.] Замечание в скобках: это дискредитация юнговского понятия об экстравертах и интровертах. Если к кому угодно приложимо, что они и интроверты и экстраверты – значит, этот термин ни черта не работает. Либо мы все его понимаем неправильно, это тоже вариант, я стараюсь быть адвокатом Юнга.

Форер продолжает: «Некоторые из ваших стремлений довольно нереалистичны. Одна из ваших главных жизненных целей — стабильность[Смех в зале.]

Это тривиальное описание, которое подходит к большинству людей. Вы согласны? Подходит? [Из зала: «Да!»] Бывают отдельные люди, которым что-то из этого явно не подходит, но в целом, в общем, применимо ко всем.

Мой собеседник попросил у меня доказательств, что те двадцать четыре характера, которые здесь описываются, не сводятся к эффекту Барнума – то есть это не банальные вещи, которые можно сказать о любом человеке. Давайте проверим это.

Во-первых, доказательством могло бы послужить то, что черты характера встречались бы в наборе: если есть одно, то нет другого. Если предлагается какое-то деление со строгим набором, туда или сюда, то это уже мешает тривиальному описанию, правда? Это один вариант.

Во-вторых, здесь описание комплиментарно. Если мы столкнемся с некомпли­ментар­ным описанием... [Из зала: «Мы будем не согласны с этим.»] Либо вы будете не согласны, либо у вас будет какая-то отрицательная реакция, но по крайней мере это уже не то, о чем говорится здесь. Давайте подумаем, какие бывают отрицательные реакции. Собственно говоря, когда людям показывают их психологический портрет, – это как показать зеркало, когда человек к нему не готов, или как услышать свой голос на магнитофоне, известная реакция, что собственный голос в записи может показаться неприятным. [Из зала: «Невозможно узнать», «При хорошей записи всё звучит совершенно нормально!», «Нет, но мы по-другому слышим себя».] Хорошо, может быть, эта аналогия не работает. Я хочу сказать, что когда мы пользуемся этой системой, если она действительно вскрывает психотипы как они есть, она должна включать в себя какую-то отрицательную реакцию тоже. Какой-то легкий шок, какой-то дискомфорт. Значит, если окажется...

Я не очень люблю проводить эксперименты на живых людях, но тут, я думаю, время настало. Мы проведем небольшой эксперимент на живых людях. Признаваться в результатах этого эксперимента никому не придется. Никто не должен будет выходить к доске и рассказывать: «Да-да, действительно, у меня дискомфорт вот там-то и там-то...» [Смех в зале.] Этого не будет. Но тем не менее, давайте проверим, ощутим мы его или нет. И если ощутим, это будет доказательством того, что это не просто набор каких-то банальностей, которые подходят к кому угодно. Что тут действительно речь идет о чем-то реально существующем, о чем-то одном, реально существующем у одного, и о чем-то другом, реально существующем у другого – поскольку оно идет наборами.

Collapse )

А теперь давайте подойдем вплотную к опровержению эффекта Барнума. Итак, на Третьем месте у нас с вами расположена зона внутреннего конфликта, в котором никто не виноват. Это не то что родители нас неправильно воспитали, это не то, что ребенок родился совершенным, а потом родители что-то сделали не так – и у ребенка в этом месте появился внутренний конфликт. Нет, по Афанасьеву, вот с таким психотипом человек рождается. Воспитание может быть более удачным, более щадящим, более нужным как раз этому ребенку, или воспитание может быть неподходящим для него – но тем не менее, внутренний конфликт всё равно будет в этом месте, а не в другом.

Хотя, в принципе, если очень постараться, то человеку можно насовать внутренних конфликтов даже туда, где они не задуманы от природы – можно испортить и Первую функцию, и Вторую, и Четвертую. Но если всё идет как надо, если у человека Первая функция развивается как она сама хочет, Вторая функция работает в диалоге с окружающими и чувствует свою востребованность, а Четвертая оставлена в покое – это условия для счастья, но всё равно какой-то внутренний конфликт на месте Третьей функции будет.

Другое дело, что в чём проявляется индивидуальность – это в масштабе этого внутреннего конфликта. Он может быть гигантским, как у Достоевского, а может быть практически незаметным.

Я хочу сказать, что опять-таки в нашем обществе – или в тех обществах, которые я знаю – больше всего везет Третьей Логике. Во-первых, она самая массовая, то есть это считается нормой, если человек испытывает дискомфорт, когда проверяют его знания, когда проверяют его компетентность, боится сказать что-то не так. И, кстати, я предупредила, что будут «наборы» – так вот, здесь в одном наборе идут слова: «У меня математический (или аналитический) склад ума» и «Абсолютной истины не бывает». Обычно люди, которые говорят одно, говорят и другое. Это не эффект Барнума, это не банальное наблюдение, правда?

Во-вторых, если «абсолютной истины не бывает» – это значит, что, в отличие от всех осталь­ных Третьих функций, у Третьей Логики конфликт получается не совсем внутренний. Давайте я начну с других, а потом вернусь к Третьей Логике.

У Третьей Эмоции конфликт со своими чувствами. В этом месте, возможно, у некоторых из присутствующих, которые в этом не признаются и не должны ничего говорить, но, возможно, в этом месте они ощутят дискомфорт, который тоже опровергнет нам эффект Барнума. Это внутренний дискомфорт, внутренний конфликт на тему «Я слишком малоэмо­ционален», или, наоборот, «Я слишком эмоционален», «Нельзя, чтобы было столько эмоций», «Надо, чтобы эмоций было больше», «Эти цвета слишком яркие», «Эти цвета слишком тусклые», «Этот голос слишком монотонный» – вот человек, который в этом варится, имеет Эмоцию на Третьем месте, и, стало быть, остальные функции у него не на Третьем месте, а на каких-то других.

Человек с Третьей Физикой варится годами в рассуждениях «Работать больше», «Работать меньше», «Не быть лентяем», «Заниматься спортом», «Не заниматься спортом, потому что есть более важные дела», «Когда человек занят одним, он в это время не занят другим», «Что делать?» Чернышевского, «Что делать?» Ленина, «Как принести больше пользы», мандельштамовское «Дано мне тело, что мне делать с ним?»... Спать на гвоздях, как Рахметов, или не спать на гвоздях, но аскетизм в какой-то степени идет отсюда. Если весь этот комплекс человеку присущ – то ему неведомы мучения Третьей Воли, Третьей Эмоции и Третьей Логики.

Если у человека на этом месте Воля – то ему присущ комплекс мучений на тему... давайте сформулируем ее совсем жестоко: «Тварь ли я дрожащая или право имею?» Это самооценка, это комплекс внутренних терзаний на тему самооценки. В русской литературе его прекрасно сформулировал Державин: «Я царь, я раб, я червь, я бог». Те, кому присущ этот комплекс, незнакомы, опять же, с внутренними конфликтами остальных Третьих функций.

А теперь вернемся к Третьей Логике и скажем, что в то время, как Третья Физика сражается со своим телом, Третья Эмоция со своими чувствами, а Третья Воля сама с собой, – конфликт Третьей Логики получается не совсем внутренний. Она конфликтует с истиной, с фактами...

Collapse )

Слушательница N: – Вы знаете, хотя я была настроена скептически, но одно из описаний Третьей функции меня зацепило, да.

– О! Спасибо, что вы это сказали, и не сказали – какое именно, потому что публичного стриптиза мы здесь не хотим. [Смех в зале.]

(продолжение следует)