?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: лытдыбр

VI. «Киевское письмо» сегодня. Выводы и субъективные заметки
Киевское письмо ‎ выдающийся документ. Что произошло за 35 лет непрестанного и многократно-независимого изучения открытия Нормана Голба? Подтверждена большая ценность письма в качестве свидетельства «темного периода» как истории евреев Восточной Европы, так и бедного памятниками домонгольского отрезка истории Киевской Руси. Твердо установлена древность Киевского письма – опровергнуто мнение о его «подделке». Стабильность интерпретации текста при многообразии и альтернативности подходов и большая «устойчивость» памятника к доброжелательной и недоброжелательной критике – сам по себе удивительный научный феномен.
Киевское письмо уникально свидетельствует о столице Древней Руси как о полиэтничном городе, рассказывает о непростых проблемах жизни иудейской общины на востоке Европы, дает ценный материал для обсуждения истории Хазарии. Исследования показали значимость письма для уяснения, как функционировала правовая система в городе.
Read more...Collapse )
4) Олег Мудрак о Киевском письме
Московский лингвист, специалист по сравнительно-историческому языкознанию, тюрколог и знаток языков Северного Кавказа О. А. Мудрак недавно открыл, что рунические надписи Хазарии на камнях, монетах и памятниках из других материалов – все эти надписи сделаны на старом осетинском языке с отражением характерных черт, присущих современному дигорскому диалекту (языку) [Мудрак, 2017, прим. 39]. Дана фонетическая интерпретация знаков восточноевропейского рунического письма.
Насколько мне известно, открытие не вызвало опровержений. Два квалифицированных специалиста, оппонирующие Мудраку в том же номере «Хазарского альманаха» – лингвист И. И. Пейрос и специалист по тюркской рунике В. В. Тишин, – ограничиваются замечаниями в духе общего скептицизма.
Один из выводов О. А. Мудрака – нееврейская лексика еврейско-хазарских документов может восходить к языкам народов Северного Кавказа. Поддержанный В. Я. Петрухиным, О. А. Мудрак опубликовал в т. 14 «Хазарского альманаха» свое исследование, включающее истолкование ряда лексем из письма царя Иосифа, Кембриджского документа и Киевского письма (главным образом – на основе осетинского материала) – «Заметки по иноязычной лексике хазарско-еврейских документов». Первая глава работы называется «Хазарские личные имена в Киевском письме» [Мудрак, 2016, с. 351–355].
Read more...Collapse )
V. НОВОЕ О «КИЕВСКОМ ПИСЬМЕ»
Текст Киевского письма с комментариями В. Я. Петрухина опубликован в хрестоматии «Древняя Русь в свете зарубежных источников», т. ІІІ: «Восточные источники» (М.: Русск. фонд содействия образованию и науке, 2009. С. 174–176).
B 2010-е гг. появились серьезные работы о Киевском письме, предлагающие новые подходы к этому документу. Они заслуживают специального рассмотрения, это: обширная статья историка Константина Цукермана (Париж) [Zuckerman, 2011, p. 7–56], небольшая, но емкая заметка палеографа Семена Якерсона (Санкт-Петербург) [Якерсон, 2003, с. 204–214] и исследования лингвиста Олега Мудрака (Москва), посвященные новому прочтению рунических памятников Евразии [Мудрак, 2016, с. 349–379; 2017, с. 296–416]; одна из глав первой из его статей, по-новому освещающей этимологию нееврейских собственных имен в еврейско-хазарских документах, анализирует Киевское письмо.
Read more...Collapse )

Разговор с NN о поэзии

Послушала в очередной раз Майкла Наки (Michael Nacke) - и впервые расстроилась. Он позволил себе обругать Пушкина.

Нет, не то чтобы я считала, что все обязаны любить Пушкина. Никто не обязан любить ни Пушкина, ни оперу, ни борщ. Однажды я написала на эту тему несколько фраз, повторю их здесь.
____________________________
Вот, допустим, я не люблю борщ. Все вокруг любят, а я нет.
Допустим, моя бабушка многократный лауреат конкурсов по борщу. А я ее борщ все равно не люблю. Бабушку люблю, а борщ нет.
Как воспитать во мне любовь к борщу? Ответ: видимо, никак. Но еще до ответа вопрос: зачем?
Бабушкин борщ не сам по себе является ценностью, а только потому, что у него есть искренние поклонники. Но я - не поклонник.
Я уважаю бабушкины медали. Но лично мне борщ, видимо, вреден, поэтому я его больше никогда пробовать не буду, даже из уважения к бабушке.
Вообще - всё, что организму неприятно, видимо, неполезно данному организму. Насильно мил не будешь.
То же самое, видимо, и с картинами, и с музыкой, и со всем остальным: оно ценно постольку, поскольку у него есть искренние поклонники, которым оно полезно и притягивает. Но относительно лично меня или лично вас это ничего не значит: у каждого свой набор любимого и нелюбимого, т.е. полезного и неполезного.
_________________________

Read more...Collapse )
Лекция по типологии Афанасьева, прочитанная 15 июня 2017 года в тель-авивском книжном магазине "Бабель".
Read more...Collapse )

Кажется, позавчера у меня состоялся разговор по интернету с одним из читателей. Не первый разговор такого рода, и, думаю, не последний. Читатель написал мне: «А докажите, что эта система работает!» Ну, доказательства есть, но этот разговор в Фейсбуке я не стала загромождать доказательствами, а только написала, что доказательства на каждом шагу, их просто надо увидеть, они везде – «Вот, например, в этом нашем с вами разговоре». И тогда собеседник ответил: «А докажите, что здесь не срабатывает эффект...» Не помню точно, поправьте меня, если я ошибаюсь: эффект Бурнама? [Из зала: «Эффект Барнума!»] Спасибо! Он же эффект Форера. Форера я записала, а Барнума не записала. Спасибо.

Так вот, написали мне, докажите, что когда вы говорите «Система работает», не срабатывает эффект Барнума. Я такого никогда не слышала и полезла в Википедию проверять, что такое эффект Барнума. И мне очень понравилось то, что я там нашла. Сейчас я вам это прочитаю, и мы с вами вместе проверим, срабатывает эффект Барнума или не срабатывает.

Это эффект того, что банальные описания, которые подходят к кому угодно, человек склонен принимать радостно и говорить: «Да-да-да, вот это я, я себя узнаю!» Описание, например, вот такое (его предложил психолог Форер в 1949 году). Давайте его приложим к себе:

«Вы очень нуждаетесь в том, чтобы другие люди любили и восхищались вами. Вы довольно самокритичны. У вас есть много скрытых возможностей, которые вы так и не использовали себе во благо. Хотя у вас есть некоторые личные слабости, вы в общем способны их нивелировать. Дисциплинированный и уверенный с виду, на самом деле вы склонны волноваться и чувствовать неуверенность. Временами вас охватывают серьёзные сомнения, приняли ли вы правильное решение или сделали ли правильный поступок. Вы предпочитаете некоторое разнообразие, рамки и ограничения вызывают у вас недовольство. Также вы гордитесь тем, что мыслите независимо; вы не принимаете чужих утверждений на веру без достаточных доказательств. Вы поняли, что быть слишком откровенным с другими людьми — не слишком мудро». Вот тут мое любимое место: «Иногда вы экстравертны, приветливы и общительны, иногда же — интровертны, осторожны и сдержанны». [Смех в зале.] Замечание в скобках: это дискредитация юнговского понятия об экстравертах и интровертах. Если к кому угодно приложимо, что они и интроверты и экстраверты – значит, этот термин ни черта не работает. Либо мы все его понимаем неправильно, это тоже вариант, я стараюсь быть адвокатом Юнга.

Форер продолжает: «Некоторые из ваших стремлений довольно нереалистичны. Одна из ваших главных жизненных целей — стабильность[Смех в зале.]

Это тривиальное описание, которое подходит к большинству людей. Вы согласны? Подходит? [Из зала: «Да!»] Бывают отдельные люди, которым что-то из этого явно не подходит, но в целом, в общем, применимо ко всем.

Мой собеседник попросил у меня доказательств, что те двадцать четыре характера, которые здесь описываются, не сводятся к эффекту Барнума – то есть это не банальные вещи, которые можно сказать о любом человеке. Давайте проверим это.

Во-первых, доказательством могло бы послужить то, что черты характера встречались бы в наборе: если есть одно, то нет другого. Если предлагается какое-то деление со строгим набором, туда или сюда, то это уже мешает тривиальному описанию, правда? Это один вариант.

Во-вторых, здесь описание комплиментарно. Если мы столкнемся с некомпли­ментар­ным описанием... [Из зала: «Мы будем не согласны с этим.»] Либо вы будете не согласны, либо у вас будет какая-то отрицательная реакция, но по крайней мере это уже не то, о чем говорится здесь. Давайте подумаем, какие бывают отрицательные реакции. Собственно говоря, когда людям показывают их психологический портрет, – это как показать зеркало, когда человек к нему не готов, или как услышать свой голос на магнитофоне, известная реакция, что собственный голос в записи может показаться неприятным. [Из зала: «Невозможно узнать», «При хорошей записи всё звучит совершенно нормально!», «Нет, но мы по-другому слышим себя».] Хорошо, может быть, эта аналогия не работает. Я хочу сказать, что когда мы пользуемся этой системой, если она действительно вскрывает психотипы как они есть, она должна включать в себя какую-то отрицательную реакцию тоже. Какой-то легкий шок, какой-то дискомфорт. Значит, если окажется...

Я не очень люблю проводить эксперименты на живых людях, но тут, я думаю, время настало. Мы проведем небольшой эксперимент на живых людях. Признаваться в результатах этого эксперимента никому не придется. Никто не должен будет выходить к доске и рассказывать: «Да-да, действительно, у меня дискомфорт вот там-то и там-то...» [Смех в зале.] Этого не будет. Но тем не менее, давайте проверим, ощутим мы его или нет. И если ощутим, это будет доказательством того, что это не просто набор каких-то банальностей, которые подходят к кому угодно. Что тут действительно речь идет о чем-то реально существующем, о чем-то одном, реально существующем у одного, и о чем-то другом, реально существующем у другого – поскольку оно идет наборами.

Read more...Collapse )

А теперь давайте подойдем вплотную к опровержению эффекта Барнума. Итак, на Третьем месте у нас с вами расположена зона внутреннего конфликта, в котором никто не виноват. Это не то что родители нас неправильно воспитали, это не то, что ребенок родился совершенным, а потом родители что-то сделали не так – и у ребенка в этом месте появился внутренний конфликт. Нет, по Афанасьеву, вот с таким психотипом человек рождается. Воспитание может быть более удачным, более щадящим, более нужным как раз этому ребенку, или воспитание может быть неподходящим для него – но тем не менее, внутренний конфликт всё равно будет в этом месте, а не в другом.

Хотя, в принципе, если очень постараться, то человеку можно насовать внутренних конфликтов даже туда, где они не задуманы от природы – можно испортить и Первую функцию, и Вторую, и Четвертую. Но если всё идет как надо, если у человека Первая функция развивается как она сама хочет, Вторая функция работает в диалоге с окружающими и чувствует свою востребованность, а Четвертая оставлена в покое – это условия для счастья, но всё равно какой-то внутренний конфликт на месте Третьей функции будет.

Другое дело, что в чём проявляется индивидуальность – это в масштабе этого внутреннего конфликта. Он может быть гигантским, как у Достоевского, а может быть практически незаметным.

Я хочу сказать, что опять-таки в нашем обществе – или в тех обществах, которые я знаю – больше всего везет Третьей Логике. Во-первых, она самая массовая, то есть это считается нормой, если человек испытывает дискомфорт, когда проверяют его знания, когда проверяют его компетентность, боится сказать что-то не так. И, кстати, я предупредила, что будут «наборы» – так вот, здесь в одном наборе идут слова: «У меня математический (или аналитический) склад ума» и «Абсолютной истины не бывает». Обычно люди, которые говорят одно, говорят и другое. Это не эффект Барнума, это не банальное наблюдение, правда?

Во-вторых, если «абсолютной истины не бывает» – это значит, что, в отличие от всех осталь­ных Третьих функций, у Третьей Логики конфликт получается не совсем внутренний. Давайте я начну с других, а потом вернусь к Третьей Логике.

У Третьей Эмоции конфликт со своими чувствами. В этом месте, возможно, у некоторых из присутствующих, которые в этом не признаются и не должны ничего говорить, но, возможно, в этом месте они ощутят дискомфорт, который тоже опровергнет нам эффект Барнума. Это внутренний дискомфорт, внутренний конфликт на тему «Я слишком малоэмо­ционален», или, наоборот, «Я слишком эмоционален», «Нельзя, чтобы было столько эмоций», «Надо, чтобы эмоций было больше», «Эти цвета слишком яркие», «Эти цвета слишком тусклые», «Этот голос слишком монотонный» – вот человек, который в этом варится, имеет Эмоцию на Третьем месте, и, стало быть, остальные функции у него не на Третьем месте, а на каких-то других.

Человек с Третьей Физикой варится годами в рассуждениях «Работать больше», «Работать меньше», «Не быть лентяем», «Заниматься спортом», «Не заниматься спортом, потому что есть более важные дела», «Когда человек занят одним, он в это время не занят другим», «Что делать?» Чернышевского, «Что делать?» Ленина, «Как принести больше пользы», мандельштамовское «Дано мне тело, что мне делать с ним?»... Спать на гвоздях, как Рахметов, или не спать на гвоздях, но аскетизм в какой-то степени идет отсюда. Если весь этот комплекс человеку присущ – то ему неведомы мучения Третьей Воли, Третьей Эмоции и Третьей Логики.

Если у человека на этом месте Воля – то ему присущ комплекс мучений на тему... давайте сформулируем ее совсем жестоко: «Тварь ли я дрожащая или право имею?» Это самооценка, это комплекс внутренних терзаний на тему самооценки. В русской литературе его прекрасно сформулировал Державин: «Я царь, я раб, я червь, я бог». Те, кому присущ этот комплекс, незнакомы, опять же, с внутренними конфликтами остальных Третьих функций.

А теперь вернемся к Третьей Логике и скажем, что в то время, как Третья Физика сражается со своим телом, Третья Эмоция со своими чувствами, а Третья Воля сама с собой, – конфликт Третьей Логики получается не совсем внутренний. Она конфликтует с истиной, с фактами...

Read more...Collapse )

Слушательница N: – Вы знаете, хотя я была настроена скептически, но одно из описаний Третьей функции меня зацепило, да.

– О! Спасибо, что вы это сказали, и не сказали – какое именно, потому что публичного стриптиза мы здесь не хотим. [Смех в зале.]

(продолжение следует)

Рукописи горят, но...

Рассказ Ольги Прощицкой. Публикуется, блин, впервые!


ВОСКРЕШЕНИЕ

«Идиотский розыгрыш! – думала Леночка, забираясь в автобус. – Ну ладно, якобы могут они теперь оживлять. Но почему сразу – Пушкина? А если сразу... то почему не Ленина? Сейчас бы уместнее... Хотя кем бы он был сейчас? Заместителем? Или, наоборот, заместителем – наш, теперешний? Но тому, прежнему, надо хотя бы обстановочку изучить, прошлое опять же. А изучив прошлое и прочее, не взорвал бы он свой мавзолей и не попросился ли бы на Новодевичье?.. Видал он нас, таких...»

И тут уже шли у Леночки совершенно несуразные мысли, типа: «А на Новодевичьем теперь не хоронят».

Вся эта бредятина была вызвана дурацкой Юркиной шуткой, утверждавшей, что в их Институте экспериментальной биологии научились воскрешать, что воскрешение решили начать с Пушкина, и что для первой беседы с воскрешенным выбрали Леночку за контактность и хорошие ножки.

Большей чуши нельзя было придумать. И единственное, что могло эту бездарную и неостроумную выдумку приукрасить – это то, что помечтать на тему о воскрешении гения (разумеется, втайне помечтать, не публично) было приятно. А как он там, гений? А – прав ли? Или, вернее: я, теперешняя, с его, гениевой, точки зрения – права?

Но, сойдя с автобуса и пробегая гардероб в институте, Леночка вполне трезво взглянула на знакомую вешалку и, не увидев ядовито-зеленого пальто своей начальницы, подумала, что могла бы еще минутку-другую доспать; пошарила на щитке в поисках ключа и, не найдя его, поднялась на свой этаж и распахнула уже открытую кем-то дверь.

В кресле сидел Пушкин. При виде Леночки он легко поднялся на ноги и приветственно наклонил голову.

Взвыв (слава богу, мысленно) не хуже Элизы Дулитл, Леночка проследила за взглядом солнца российской поэзии, и в Леночкиной голове образовалось уже нечто совсем дикое, а именно: «Господи, надо было макси надеть!»

Вслед за чем она, совершенно обезумев, выпалила:

– Так теперь носят, Александр Сергеевич, так теперь носят! Здравствуйте...

– И прекрасно делают! – ответил гость, улыбаясь.

«Господи, с чего начать?» – маялась Леночка, и в горле у нее возник несъедобный просветительский клубок из Октября, войны, культа и перестройки, но ослепительный гость косился на сине-белый молочный пакет за окном, и Леночка решила начать с научно-технической революции.

– А это молоко, – радостно сообщила она. – Оно у нас теперь в бумажных пакетах продается.

Она выволокла пакет из-за рамы, вынула ножницы и попыталась отрезать картонный угол.

– Позвольте мне, – сказал посетитель, легко забирая у Леночки пакет и спокойно вскрывая его. Он с любопытством разлил молоко по стаканам, сказал: «Шарман!», подождал, пока Леночка пригубит первая, и отпил глоток. Здесь лицо его несколько потускнело, но он сделал еще несколько глотков и твердо повторил: «Шарман!»

Read more...Collapse )

Profile

Катулл
spaniel90100
Рахиль Торпусман
Website

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow